НЕДОПУЩЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО

О отказе суда в назначении арбитражного управляющего в процедуре банкротства рассказывает эксперт, юрист ЗАО "Сибирское правовое агентство" - Максим Гребенщиков.
Читайте каждую неделю авторские статьи от ведущих специалистов юридической отрасли, а также, подписывайтесь на нас в социальных сетях: Vkontakte, Facebook, Twitter, Instagram, Telegram. Оставляйте свои комментарии и вопросы, следите за новостями, а также участвуйте в конкурсах от ЗАО "Сибирское правовое агентство".

НЕДОПУЩЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО

26.08.2020г. Верховным судом Российской Федерации вынесено определение № 308-ЭС20-2721 по делу № А53-30443/2016.

ЗАО «Сибирское правовое агентство» полагает, что данный судебный акт существенным образом повлияет на существующую практику в делах о банкротстве, а именно создает новый механизм контроля за назначением кандидатуры арбитражного управляющего.

Теперь появилась возможность не допускать к процедуре банкротства нового арбитражного управляющего, выбранного кредитором или должником, в случае, если лицо, возражающее против назначения данной кандидатуры, докажет суду разумные подозрения относительно приемлемости предполагаемой кандидатуры арбитражного управляющего на предмет его независимости и добросовестности от иных участников дела о банкротстве.

Из Закона о банкротстве следует, что при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

Как указывается в законе о банкротстве, арбитражный суд может принять решение об отказе в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего в случае наличия у него информации о недостаточности компетенции, добросовестности и независимости арбитражного управляющего для проведения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (абз. 2 п. 5 ст. 45 Закона о банкротстве).

Недостаточность добросовестности и независимости следует из того, что в качестве арбитражных управляющих не могут быть утверждены в деле о банкротстве лица, которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам (абз. 2 п. 2 ст. 20.2 Закона о банкротстве).

До вынесения названного выше определения Верховного суда Российской Федерации существовала проблема доказывания того, что назначаемый арбитражный управляющий является заинтересованным лицом к должнику или кредитору. Поскольку возражающие против кандидатуры арбитражного управляющего не могли представить доказательств, однозначно и явно свидетельствующих о том, что существуют отношения зависимости, то суд отказывал в недопущении арбитражного управляющего к процедуре банкротства.

А доказать зависимость не так уж и просто: арбитражные управляющие стараются быть лицами непубличными, а если и известна какая-то информация о них, то какая? Они сообщают о характере своих услуг, стоимость, какие дела вели и все…

Как пытались в других делах доказать зависимость арбитражного управляющего от кредитора или должника: говорили, что эти лица находятся по одному адресу, что их интересы представляли или представляют одни юристы. Еще один довод – учредители юридического лица – банкрота ранее банкротили иные юридические лица, где они были учредителями и в тех процедурах банкротства был тот же арбитражный управляющий, что и предлагаемый к назначению у данного должника. Посредством данных доводов возражающие лица пытались доказать аффилированность или заинтересованность арбитражного управляющего к должнику или кредитору. Суды массово отказывали в данных доводах, указывая, что данные доводы однозначно не свидетельствуют о наличии зависимости, а аффилированность не доказана. Арбитражного управляющего назначали.

В вышеназванном определении Верховный суд коренным образом изменил данный подход. Верховый суд указал:

·                    заинтересованность арбитражного управляющего по отношению к должнику или кредитору понимается иначе, чем это предусмотрено в ст. 19 Закона о банкротстве.

·                    при рассмотрении вопроса об отклонении кандидатуры арбитражного управляющего критерии аффилированности, определенные положениями ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции», не подлежат доказыванию.

·                    стороне, возражающей против утверждения конкретной кандидатуры арбитражного управляющего (либо саморегулируемой организации), достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего, иными словами, зародить у суда разумные подозрения относительно приемлемости названной кандидатуры.

Верховный суд указал, что если у суда зародятся разумные подозрения в независимости управляющего, то суд всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего. Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии).

Затребование кандидатуры иного арбитражного управляющего происходит следующим образом: суд в случайной порядке выбирает СРО арбитражных управляющих, направляет в СРО запрос, а СРО дает ответ о кандидатуре арбитражного управляющего. После суд проводит судебное заседание, в котором рассматривает вопрос о назначении вновь предложенной кандидатуры арбитражного управляющего.

Юристы ЗАО «Сибирское правовое агентство» уже успели применить правовую позицию, изложенную в определении Верховного суда.

Так, определением Арбитражного суда Новосибирской области от 06 «ноября» 2020г. по делу № А45-33977/2019 должник и один из кредиторов возражали против назначения кандидатуры арбитражного управляющего, предложенного на общем собрании кредиторов должника одним из кредиторов.

После проведения анализа в отношении предлагаемой кандидатуры арбитражного управляющего был сделан вывод, что данный арбитражный управляющий связан с кредитором, в результате действий которого и началось банкротство должника. В суде это доказывалось следующим:

- в данном деле о банкротстве доказана фактическая аффилированность должника и группы компаний из трех кредиторов, их требования были субординированы по сравнению с требованиями независимых кредиторов (подробно о субординации требований кредиторов можно прочитать в статье «Субординирование требований кредиторов в деле о банкротстве»). Требования аффилированной группы к должнику составляют более 90% от суммы всех требований. Установлено, что данные требования являются суммой компенсационного финансирования, предоставленного группой кредиторов должнику;

- один из кредиторов аффилированной группы, сам находится в процедуре банкротства конкурсным управляющим назначено ЛИЦО № 1.

- относительно кредитора, который предложил в настоящем деле кандидатуру арбитражного управляющего (далее – ЛИЦО № 2) формально не доказана его связь с аффилированной группой кредиторов;

- ЛИЦО № 1 и ЛИЦО № 2 обслуживается одними и теми же юристами одной из юридических компаний города, что было доказано предоставлением суду многочисленных определений судов по разным делам;

- в иных судебных делах, где ЛИЦО № 2 выступало не как арбитражный управляющий, его интересы также представлялись юристами юридической компании;

- почтовый и фактический адрес ЛИЦА № 1 совпадает с адресом юридической компании, что следовало из открытых источников;

- почтовый адрес ЛИЦА № 2 не совпадает с адресом юридической компании, но собрания кредиторов должников ЛИЦО № 2 проводит по адресу юридической компании, по этому же адресу на постоянной основе готов знакомить кредиторов с документацией должников, то есть фактический адрес ЛИЦА № 2 совпадает с адресом юридической компании;

- в одном из банкротных дел ЛИЦО № 1 представляло интересы ЛИЦА № 2 по доверенности;

- ЛИЦО № 1 и ЛИЦО № 2 иным образом взаимодействуют между собой (например, ЛИЦО № 2 участвовало в торгах, проводимых ЛИЦОМ № 1);

- в иных судебных делах, где ЛИЦО № 2 выступало не как арбитражный управляющий, его интересы также представлялись юристами юридической компании;

- по иным делам ЛИЦО № 1 и ЛИЦО № 2 уже выступают в качестве арбитражных управляющих двух лиц - банкротов, которые между собой являются аффилированными, то есть занимаются совместным банкротством аффилированных лиц.

Также, в судебное заседание был представлен договор цессии, из которого следовало, что кредитор, который голосовал за предлагаемую кандидатуру арбитражного управляющего, уже уступил свое право требования к должнику (то есть фактически, но не формально, уже не является кредитором) и должен был утратить интерес к делу о банкротстве. В договоре цессии указано, что данный кредитор должен голосовать за кандидатуру арбитражного управляющего в соответствии с распоряжением нового кредитора.

Весь комплекс данных доводов и доказательств зародил у суда разумные сомнения относительно независимости и добросовестности предполагаемой кандидатуры арбитражного управляющего и суд не назначил данного арбитражного управляющего в качестве конкурсного управляющего должника.

 

 

 

Возврат к списку