О возможности взыскания долгов и убытков с юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ

Статью на тему: «О возможности взыскания долгов и убытков с юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ" – Гребенщиков Максим. Читайте каждую неделю авторские статьи от ведущих специалистов юридической отрасли, а также, подписывайтесь на нас в социальных сетях: Vkontakte, Facebook, Twitter, Instagram, Telegram. Оставляйте свои комментарии и вопросы, следите за новостями, а также участвуйте в конкурсах от ЗАО "Сибирское правовое агентство".  

О возможности взыскания долгов и убытков с юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ
В последнее время особо обсуждаемыми являются вопросы банкротства юридических лиц, а особенно вопросы о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Банкротство юридических лиц в настоящее время – это повсеместное явление. Но не стоит забывать, что бывают и случаи добровольной ликвидации юридических лиц.

Будучи кредитором лица, которое находится в стадии добровольной ликвидации стоит быть очень внимательным и расторопным ввиду нижеследующего.

Возможны ситуации, когда должник – ликвидируемое юридическое лицо сможет избежать выплаты перед кредиторами по своим долгам.

Такая возможность появилась с 5 мая 2015 года, когда в ст. 64 ГК РФ был введен п. 5.1., а предварительно с 1 сентября 2014 года утратил силу п. 5 ст. 64 ГК РФ.

Так, в соответствии с пп. 2 п. 5.1. ст. 64 ГК РФ считаются погашенными при ликвидации юридического лица требования, не признанные ликвидационной комиссией, если кредиторы по таким требованиям не обращались с исками в суд.

Норма пп. 2 п. 5.1. ст. 64 ГК РФ на данные момент не получила широкого применения, но, тем не менее, предоставляет реальную возможность должникам избавится от своей задолженности.

Для списание долга в соответствии с пп. 2 п. 5.1 ст. 64 ГК РФ необходимо два условия:

1) Требование кредитора не признано ликвидационной комиссией, что из буквального толкования означает:
- как оставление без ответа письменного требования о включении долга в промежуточный и окончательный ликвидационный балансы;
- так и ответ, содержащий отказ во включении заявленного требования в промежуточный и ликвидационный балансы;

2) в дальнейшем кредитор не обращался по данному требованию с иском в суд.

При соблюдении двух указанных условий требования кредитора будет считаться погашенными, то есть аннулированы и невозможны к взысканию.

Однако судебная практика по данному вопросу неоднозначна.

В Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 29.08.2018 по делу № А48-4083/2017 банк обратился в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции о признании недействительным решения инспекции о внесении записи о ликвидации общества; об обязании инспекции аннулировать запись в ЕГРЮЛ; о восстановлении в ЕГРЮЛ общества.

Как установлено судами и следует из материалов дела, заявитель, как кредитор, зная об уклонении ликвидатора от рассмотрения заявленных им требований, о чем свидетельствует повторное направление требования, не воспользовался возможностью обратиться в суд с иском к ликвидатору. Доказательств обратного банком в материалы дела не представлено.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства обращения заявителя в суд с иском к поручителю по кредитному договору - обществу о взыскании задолженности и в регистрирующий орган с соответствующими возражениями по поводу внесения в ЕГРЮЛ сведений о ликвидации общества.

Если же кредитор не реализует свое право, действующим законодательством предусмотрен риск наступления неблагоприятных последствий в виде утраты кредитором своего статуса.

Таким образом, должник – ликвидированная организация избежала выплаты по своему долгу банку. Арбитражные суды в данном деле применили положения пп. 2 п. 5.1. ст. 64 ГК РФ в ситуации, когда должник оставил оба требования банка без ответа, а сам банк с соответствующим иском в суд не обратился.

Но есть и иная судебная практика.

Так, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 19.01.2018 г. по делу № А32-15358/2017 указал, что если бы ликвидатор прямо отверг требования кредитора и последний не обратился в суд с соответствующим иском к ликвидатору до момента исключения должника из ЕГРЮЛ в связи с завершением процедуры ликвидации, то надлежало бы констатировать, что соответствующие требования кредитора являются погашенными.

То есть в данном случае суд сужает трактование нормы и прямо говорит о том, что долги будут погашены только в том случае, если от ликвидатора поступил прямой отказ на включение долга в промежуточный ликвидационный баланс, а сам кредитор не обратился в суд с иском о взыскании долга.

Далее суд указал, что если ликвидатор не ответил на претензии кредитора и прямо не выразил свою волю на непризнание требований кредитора, что исключает возможность применения к спорным правоотношениям нормы пп. 2 п. 5.1 ст. 64 ГКа (т.е. требования кредитора не могут рассматриваться в качестве погашенных), а сам кредитор до момента внесения в ЕГРЮЛ регистрационной записи о ликвидации должника не обратился в арбитражный суд с соответствующим иском к ликвидатору, то закон в данном случае предусматривает два способа защиты нарушенного права кредитора:

1) в п. 5.2 ст. 64 ГФ РФ закреплено, что в случае обнаружения имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ, в том числе в результате признания такого юридического лица несостоятельным (банкротом), заинтересованное лицо, в том числе и кредитор, или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право;

2) согласно п. 2 с. 64.1 ГК РФ члены ликвидационной комиссии (ликвидатор) по требованию учредителей (участников) ликвидированного юридического лица или по требованию его кредиторов обязаны возместить убытки, причиненные ими учредителям (участникам) ликвидированного юридического лица или его кредиторам, в порядке и по основаниям, которые предусмотрены статьей 53.1 ГК РФ.

Таким образом, второй путь, по которому пошла судебная практика, ставит кредиторов в более защищенное положение. Также, такой подход является и более справедливым, несмотря на противоречие буквальному толкованию.

Стоит отметить, что второй подход нашел отражение и в практике Верховного суда Российской Федерации.
Так, в Определении Верховного суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 305-КГ17-17773 суд указал, что заявитель (кредитор по делу) не доказал, что с момента публикации о прекращении хозяйственной деятельности ликвидируемого юридического лица он обращался с требованиями о взыскании задолженности; с исковым требованием о взыскании долга кредитор обратился спустя два года после внесения записи о ликвидации общества должника. Суды пришли к обоснованному выводу о том, что заявителем не представлено надлежащих доказательств того, что на дату принятия оспариваемого решения он обладал статусом кредитора, при этом он не лишен права обратиться с иском к ликвидатору о возмещении убытков, причиненных ненадлежащими действиями в период ликвидации общества.

Таким образом, стоит надеяться, что вся судебная практика пойдет по пути второго подхода, что приведет к более защищенному положению кредиторов, а также к уменьшению злоупотребления своими правами со стороны должников и особенно со стороны ликвидаторов, поскольку к последним возможно предъявление требований о возмещении убытков, вызванных не включением их требований в промежуточный и окончательный ликвидационные балансы.

Чтобы каждый день получать больше информации, подписывайтесь на нас в социальных сетях:

ВКонтакте

Facebook

Instagram

Telegram channel

Telegram chat

Twitter

Возврат к списку