Обзор практики ФНС по спорам с участием регистрирующих органов

Статью предоставил юрист ЗАО "Сибирское правовое агентство" - Валерия Пепеляева. Читайте каждую неделю авторские статьи от ведущих специалистов юридической отрасли, а также, подписывайтесь на нас в социальных сетях: Vkontakte, Facebook, Twitter, Instagram, Telegram. Оставляйте свои комментарии и вопросы, следите за новостями, а также участвуйте в конкурсах от ЗАО "Сибирское правовое агентство".

Обзор практики ФНС по спорам с участием регистрирующих органов
Федеральная налоговая служба Российской Федерации обобщила практику с участием регистрирующих органов за 2019 год в Обзоре судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 1 (2020).
Рассмотрим основные тезисы, которыми будут руководствоваться в работе регистрирующие органы в ближайшем будущем:

1. Выход участника после введения процедуры наблюдения невозможен.

Напомним, что в соответствии со ст. 64 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» введение процедуры наблюдения в отношении должника накладывает на его деятельность определенные ограничения, в частности, органы управления юридического лица не вправе принимать решение о выходе из состава участников юридического лица и приобретение у акционеров ранее размещенных акций.

Приведенная в обзоре судебная практика показывает, что решение регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации выхода участника из общества, совершенного после введения наблюдения, является обоснованным.

В рассматриваемом в обзоре судебном споре, заявление о выходе участника из общества было получено обществом после введения процедуры наблюдения, полагаем, что если заявление о выходе участника из общества будет получено обществом до введения процедуры наблюдения, а пакет документов для государственной регистрации будет подан в регистрирующий орган уже после введения наблюдения, то в такой ситуации у регистрирующего органа не будет оснований для отказа в государственной регистрации.

2. Отказ в государственной регистрации на основании недостоверности представленных сведение не обоснован, если проверка достоверности указанных в заявлении сведений регистрирующим органом не проводилась.

При отказе в государственной регистрации на основании предоставления недостоверных сведений, регистрирующий орган должен располагать неоспоримым доказательствами недостоверности сведений, полученными на законных основаниях в пределах своей компетенции.

3. Отказ собственника помещения в использовании адреса в качестве адреса для связи с юридическим лицом и размещения в нем органов управления юридического лица не может служить основанием для отказа в государственной регистрации при наличии действующего договора аренды.

Приведенный в обзоре судебный спор еще раз акцентирует внимание регистрирующих органов на следующем:

А) необходимость внесения в протоколы проверок только достоверной информации;

Б) недопустимость внесения в документы контроля исправлений;

В) недопустимость формального подхода, при проверке достоверности представленных документов;

Г) недопустимость трактовки наличия на момент рассмотрения документов инспекцией противоречивых сведения, как недостоверности представленных сведений по вине заявителя.

Из рассмотренной в обзоре ситуации можно сделать вывод, что собственник помещения не вправе запретить использовать адрес арендованного помещения в качестве адреса для связи с юридическим лицом и для размещения в арендованном помещении единоличного исполнительного орган общества, если договор аренды является заключенным, обязанности по нему сторонами исполнены, помещение переданы, арендная плата выплачивается и размещение в арендованном помещении

единоличного органа общества не противоречит установленному в договоре или фактическому назначению арендованного помещения.

4. Заявление о форме Р14001 не может быть подано прежним директором.

Заявление по форме Р14001 о смене единоличного исполнительного органа общества удостоверяет свершившийся факт смены руководства общества, таким образом не может быть подано ранее даты прекращения полномочий предыдущего директора, и, соответственно, подписано может быть только новым директором.

5. История участия в юридических лицах физического лица, неразрывно связана с его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя.

Судом признан законным отказ в государственной регистрации изменений сведений о едином исполнительном органе общества на основании ст. принятого на основании подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 ФЗ «О государственной регистрации юридически лиц и индивидуальных предпринимателей» в отношении индивидуального предпринимателя, которому переданы полномочия по управлению обществом.

Обществом была подана жалоба на решение ФНС об отказе в государственной регистрации сведения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества индивидуальному предпринимателю на основании того, что физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, являлось участником, владеющим не менее чем пятьюдесятью процентами голосов ООО "Э.", которое на момент исключения из ЕГРЮЛ имело задолженность перед бюджетом Российской Федерации, которая была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица и списана.

Судом в удовлетворении жалобы было отказано, довод представителя общества о том, что индивидуальный предприниматель, которому передано управление обществом и физическое лицо, которое было участником исключенного из ЕГРЮЛ общества являются разными субъектами с точки зрения законодательства, был признан несостоятельным, поскольку, осуществляя управление организацией как управляющий, индивидуальный предприниматель физическим лицом быть не переставал, приобретение статуса индивидуального предпринимателя не меняет того факта, что в случае принятие положительного решения руководителем общества являлось бы по существу то же физическое лицо.

6. Нормы ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не могут превалировать над охраняемыми законом интересами собственников и наследников долей в уставном капитале общества.

Наследники обратились в ФНС с заявлением о государственной регистрации перехода права на доли в обществах в порядке наследования, инспекцией в государственной регистрации было отказано, основаниями для отказа в государственной регистрации указаны следующие обстоятельства: согласно протоколу проверки установлена причастность наследника к юридическому лицу - ООО "К.", исключенному из ЕГРЮЛ в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, и к юридическому лицу - ЗАО "М.", в отношении которого в ЕГРЮЛ имеется запись о недостоверности сведений о юридическом лице; кроме того, на основании определения судьи Центрального района от 20.03.2017 г. N 2-2147/2017 г. наложен арест на 50% доли в уставном капитале ООО "М-С.", 100% доли в уставном капитале ООО "М-П.", 100% доли в уставном капитале общества ООО "М." и 52% доли в уставном капитале ООО "А."

Оценив заявленные требования (представленные в материалы дела доказательства) по правилам статей 71, 198 часть 1, 200 часть 4 и 201 части 2 и 3

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и руководствуясь статьями 8.1 пункт 2, 1152 пункт 4 и 1153 пункт 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 5 и 21 пункт 12 Закона о государственной регистрации, пунктом 8 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", арбитражный суд признал, что в силу указанных норм с учетом правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, отраженной в постановлении от 20.12.2011 г. N 10107/11, и Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 26.08.2016 г. N 306-ЭС16-8387 по делу N А49-2904/2015, участником общества с ограниченной ответственностью (то есть к нему переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале такого общества, включая право на участие в управлении делами общества с ограниченной ответственностью) наследник становится со дня открытия наследства.

Статьей 35 Конституция Российской Федерации обеспечивается (гарантируется) право наследования и право частной собственности, а в силу части 9 статьи 14 Федерального закона от 27.07.2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" информация, содержащаяся в государственных информационных ресурсах, является официальной и государственные органы обязаны обеспечить достоверность и актуальность такой информации.

Таким образом, отказ регистрирующего органа в государственной регистрации права собственности на долю в уставном капитале общества нарушает конституционные права наследования и собственности , а также приводит к сохранению недостоверной информации об участниках общества в ЕГРЮЛ.

7. Последовательное оспаривание решения общего собрания, а затем решения регистрирующего органа, вынесенного на основании оспоренного решения, не признается злоупотреблением правом и может быть расценено судом, в качестве уважительной причины для восстановления пропущенного на обжалование решения ФНС.

Судом установлено, что поскольку на момент вынесения решения ФНС о государственной регистрации, не имелось вступившего в законную силу решения суда о недействительности решения общего собрания участников общества, которым приняты подлежащие регистрации изменения, обращение в иском об оспаривании решения регистрирующего органа является логичным продолжением защиты прав участников общества, поэтому не является злоупотреблением правом, при этом трехмесячный срок на обжалование решения ФНС подлежит восстановлению.

8. Исключение из реестра организаций, в отношении которых имеется запись о недостоверности сведений, но которые фактически осуществляют деятельность и с которыми есть возможность поддержания связи, не допускается.

Судом установлено, что при принятии решения об исключении из ЕГРЮЛ обществ, в отношении которых содержатся сведения и недостоверности, регистрирующий орган должен провести тщательную проверку, формальный подход недопустим, при наличии данных о возможности поддержания связи с обществом (получение корреспонденции, сдача отчетности и т.д.) принятое решение об исключении из ЕГРЮЛ является незаконным.

Кроме того, в рассмотренном споре озвучена крайне важная позиция о том, что исключение юридического лица из ЕГРЮЛ является правом регистрирующего органа; наличие совокупности признаков, изложенных в подпункте "б" пункта 5 статьи 21.1 указанного закона не влечет безусловное (обязательное) исключение из реестра лиц, поскольку применение указанных норм права не должно способствовать
недобросовестному поведению, в том числе преследующему цель освобождения от последствий, предусмотренных гражданским законодательством об обязательствах.

Возврат к списку