Рубрика "Актуальные судебные прецеденты" 02.10.2018

ЗАО "Сибирское правовое агентство" представляет рубрику "Актуальные судебные прецеденты". В данном выпуске представлены несколько интересных случаев судебной практики за последнее время в РФ и за рубежом.Также, подписывайтесь на нас в социальных сетях: Vkontakte, Facebook, Twitter, Instagram, Telegram. Оставляйте свои комментарии и вопросы, следите за новостями, а также участвуйте в конкурсах от ЗАО "Сибирское правовое агентство".

 Рубрика "Актуальные судебные прецеденты" 02.10.2018

В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Максима Заславского, который обвиняется в мошенничестве с криптовалютами, районный суд Нью-Йорка постановил, что первичное предложение монет (ICO) попадет под юрисдикцию закона о ценных бумагах.

По мнению судьи Реймонда Дири, ICO как метод привлечения финансирования регулируется в соответствии с действующим законодательством о торговле ценными бумагами. Сторона защиты надеялась выиграть судебный процесс, так как продажа криптовалют в ходе ICO напрямую не регламентируется нормативными актами.

Однако судья указал на возможность применения закона о ценных бумагах и сослался на тот факт, что Заславский нарушил положения договора: он утверждал, что его токены REcoin и Diamond обеспечены алмазами и недвижимостью, но на практике выяснилось обратное - оба ICO оказались фикцией.

Эксперты считают, что этот судебный прецедент подтолкнет сотрудников Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) к принятию более жестких мер, регулирующих проведение ICO. На данный момент для определения статуса токенов SEC использует так называемый Тест Хауи, согласно которому финансовый актив может быть признан ценной бумагой в том случае, если финансирование получает предприятие, а инвесторам выплачивается процент дохода от его работы.

Вывод: данный прецедент указывает на тот факт, что проверка процедуры ICO со стороны регуляторов имеет тенденцию ужесточаться. Следовательно, на сегодняшний день, в большинстве американских штатов проводимые ICO всегда попадают под проверку законодательства «о ценных бумагах».

Читать подробнее в Источнике...

В городе Орел суд удовлетворил требование исправительной колонии №3 (ИК-3) Курской области, подавшей иск к осужденному о возмещении расходов на его содержание.

В своем исковом заявлении представители исправительного учреждения пояснили, что осужденный категорически отказался работать, несмотря на отсутствие оснований к тому - у мужчины не было каких-либо заболеваний, инвалидность I или II группы и др. При этом он был обеспечен питанием, одеждой, средствами гигиены, пользовался коммунально-бытовыми услугами. Сумма иска составила 119,5 тыс. рублей

Суд исковые требования удовлетворил, постановив, что «сам по себе факт уклонения от работы влечет возложение на осужденного обязанности по возмещению расходов на содержание в исправительном учреждении».
Судебный вердикт в законную силу не вступил.

Вывод: прецедент устанавливает вероятность того, что при уклонении от работы в исправительном учреждении, появится обязанность осужденного возместить расходы за содержание.

Читать подробнее в Источнике...

Верховный суд запретил утвержденный судом «брачный договор»

В марте 2016 года суд утвердил мировое соглашение между Юрием Тарасовым и его женой Риммой Шумаковой. Оно предусматривало раздел совместно нажитого во время брака недвижимого имущества. Согласно условиям названного соглашения, супруга получила в собственность нежилое помещение и земельный участок без какой-либо компенсации Тарасову.

Спустя два месяца после этого Арбитражный суд Алтайского края возбудил банкротное дело Тарасова (дело № А03-7118/2016). После этого должник подал заявление об исключении из конкурсной массы здания и земельного участка, сославшись на принадлежность этого имущества Шумаковой. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении этого заявления. Они исходили из того, что суд фактически утвердил заключенный супругами брачный договор, о наличии которого кредиторы не поставлены в известность. Статус общей совместной собственности супругов на земельный участок не изменился, а это значит, что имущество, находящееся в собственности супругов, подлежит реализации в ходе процедуры банкротства одного из них.

Суд округа, напротив, указал, что вывод судов о заключении супругами брачного договора противоречит существу вступившего в законную силу судебного акта об утверждении мирового соглашения и носит ошибочный характер. Суд также не согласился с выводом судов о сохранении режима общей совместной собственности на спорное имущество после утверждения мирового соглашения и указал на отсутствие оснований для включения его в конкурсную массу должника.

Финансовый управляющий имуществом Тарасова обжаловал это решение в Верховном суде. Он считает, что фактически между сторонами заключен брачный договор, который не изменил статуса имущества как совместной собственности супругов для третьих лиц. А это значит, что участок и дом должны быть реализованы в рамках банкротного дела Тарасова. С этим согласилась экономколлегия, которая отменила судебный акт окружного суда и признала законной позицию первых двух инстанций.

Вывод: В рамках данного дела Верховный суд поставил точку в вопросе, можно ли признать фактически брачным договором соглашение о разделе имущества, заключенное в форме мирового соглашения. Также, суд установил влияние такого соглашения сторон на третьих лиц в делах о банкротстве.

Читать подробнее в Источнике...


Чтобы каждый день получать больше информации, подписывайтесь на нас в социальных сетях:

ВКонтакте

Facebook

Instagram

Telegram channel

Telegram chat

Twitter


Возврат к списку